ru

История создания ICANN

25 октября 2018

Ira Magaziner

Начало моего рассказа теряется в глубине веков, когда на Земле царили динозавры. В те времена можно было загрузить на настольный компьютер фильм через модемное соединение со скоростью 56 Кбит/с за несколько дней. В те времена пользователей Minitel во Франции было больше, чем пользователей интернета во всем мире, а Республика Корея могла разместить всех своих интернет-пользователей в одном небольшом гостиничном номере. Я это знаю, потому что встречался с ними в этом номере.

В начале 1995 года президент Соединенных Штатов Билл Клинтон попросил меня, как своего главного советника по вопросам разработки политики, дать рекомендации касательно возможных действий, позволяющих в случае его переизбрания в 1996 году ускорить экономический рост США в долгосрочной перспективе. Я предложил создать в США и во всем мире среду, стимулирующую ускоренное развитие недавно разработанного интернета, и тем самым способствовать глобальным экономическим преобразованиям.

Я понимал, что у интернета колоссальный потенциал, но весьма неопределенное будущее. Он балансировал на острие ножа между двумя крайностями, способными задержать его развитие или даже разрушить его. С одной стороны, если бы в интернете была слишком большая анархия при отсутствии общепринятых норм, возникла бы угроза постоянных судебных разбирательств, отпугивающая инвесторов и людей, которые хотели помочь в его создании. С другой стороны, если бы взяли верх обычные бюрократические силы с массой правительственных постановлений и медлительных межправительственных руководящих органов, креативность и развитие интернета были бы задушены.

Мы сформировали межведомственную оперативную рабочую группу и за несколько лет, помимо прочего, приняли законы и согласовали условия международных соглашений с другими странами, сохранявшие свободу интернет-коммерции от пошлин и налогов; признали законность цифровых подписей и контрактов; обеспечили защиту интеллектуальной собственности в интернете; позволили участникам рынка, а не регуляторам, устанавливать стандарты; сохранили свободу интернет-телефонии и передачи данных в целом от обременительного регулирования; дали потребителям возможность пользоваться интернетом за доступную плату. Мы стремились сделать интернет глобальным средством коммуникации и торговли, позволяющим любому стать участником.

Когда мы всем этим занимались, нас сильно волновала одна проблема: как успешно справиться с задачей технической координации и расширения масштабов интернета перед лицом сложных политических и правовых трудностей, которые уже начинали в тот момент подрывать законность интернета?

В то время IANA размещалась в небольшом офисе в Университете Южной Калифорнии (USC) и находилась под управлением Джона Постела (Jon Postel) по договору между Университетом и Министерством обороны США/Управлением перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ (DARPA).

В этом маленьком офисе, заваленном кипами бумаг и книг, лежащих на полу, на столах, свисавших с настенных полок, именно Джон решал, какие префиксы верхнего уровня будут у каждой страны, и кто в каждой стране должен отвечать за управление интернетом.

Корневым сервером A по договору с Министерством торговли США управляла компания Network Solutions, находящаяся в Вирджинии. Практически, она обладала монополией на продажу доменных имен. В сотрудничестве с Джоном она занималась синхронизацией номеров с именами.

Однако Джон и руководство Network Solutions плохо ладили. Они постоянно спорили. Они были настолько недовольны друг другом, что мне неоднократно приходилось улаживать споры между ними по просьбе Министерства торговли и DARPA, которые как администраторы договоров часто оказывались между двух огней.

Кроме того, инфраструктура интернета не была защищена. Я совершил поездку, чтобы посетить несколько управляющих серверов интернета. Часть из них находилась в университетских подвалах, куда я буквально мог бы войти и отключить эти серверы. Не принималось никаких мер безопасности.

Ненадежность этих схем привела к значительным проблемам, кульминацией которых стала судьбоносная неделя в начале января 1996 года. За эту неделю произошли следующие события:

  • Глава DARPA позвонил мне и сообщил, что из-за слишком большого количества разногласий откажется от контроля за исполнением договора с IANA, когда срок его действия истечет.
  • Президент USC позвонил и сказал, что не готов участвовать в судебных процессах как ответчик и желает выйти из договора.
  • Наш юрисконсульт представил описание более пятидесяти судебных процессов во всем мире, которые он посетил. В рамках этих процессов, способных разорвать интернет на части, оспаривалась законность схемы технического управления интернетом.
  • Международный союз электросвязи после десяти лет борьбы против внедрения интернет-протоколов обратился ко мне с требованием передать ему контроль над интернетом.
  • Ко мне пришла делегация американских конгрессменов и сенаторов и постаралась убедить, что интернет был создан американским правительством и оно ни при каких условиях не должно отказываться от контроля над ним.
  • Мне нанесли визит несколько делегаций представителей 100 ведущих IT-компаний и медиакомпаний, а также 10 торговых ассоциаций, которые заявили, что больше не будут инвестировать средства в интернет до решения вопросов его технической координации и безопасности и создания более предсказуемой глобальной среды.
  • Делегация Европейского Союза два часа рассказывала мне о том, что они готовы ввести в Европе собственные нормы регулирования системы интернет-маршрутизации.
  • Представители Общества интернета сообщили мне, что именно они управляли интернетом и будут сопротивляться любым попыткам других лиц захватить контроль.
  • Оперативная рабочая группа правительства США по вопросам безопасности в интернете представила отчет, в котором указала, что из-за судебных процессов и отсутствия согласованных механизмов координации возникла угроза раздробления интернета.

Это была та еще неделя. Безусловно, нам нужно было что-то сделать.

В то воскресенье я пришел домой и, наблюдая по телевизору, как моя любимая американская футбольная команда безбожно проигрывает, я составил первую пояснительную записку с описанием концепции организации, которая могла бы успешно решить текущие и потенциальные проблемы.

Идея создать глобальное, частное, некоммерческое, аполитичное учреждение, в штате которого были бы технические эксперты, которая была бы общественной организацией, подотчетной интернет-пользователям и группам интересов, а также признавалась правительствами, была беспрецедентной и рискованной. Когда я обсудил эту идею со своей межведомственной оперативной рабочей группой, мы поняли, что ее будет тяжело воплотить в жизнь, но почувствовали, что именно это давало наилучшие возможности для роста и процветания интернета.

В состав такой организации входила бы правительственная консультативная группа, которая могла бы гарантировать, что коллективному мнению правительств будет придаваться большое значение, но правительства не будут управлять организацией. Эта организация стала бы сильным координационным центром, признаваемым правительствами, и могла бы успешно участвовать в любых судебных процессах. Она была бы достаточно гибкой, чтобы развиваться по мере развития интернета. Она обеспечила бы самофинансирование, взимая за регистрацию каждого доменного имени небольшую плату, которая всегда оставалась бы не слишком большой. В ее основе лежало бы сотрудничество заинтересованных сторон, а ее легитимность должна была бы регулярно подтверждаться способностью убедить различные группы интересов интернета в том, что она остается наилучшим решением.

После двухлетних консультаций и интенсивных дебатов, многих полезных предложений и превосходных изменений в 1998 году родилась Интернет-корпорация по присвоению имен и номеров (ICANN).

Споры — неотъемлемая черта демократии на низовом уровне, и этот путь не был гладким. В целом, ICANN добилась успеха благодаря усилиям многих лиц, сыгравших ключевую роль, таких как Бекки Берр (Becky Burr) и Энди Пинкус (Andy Pincus), который вместе со мной в правительстве США занимался вопросами создания ICANN, Эстер Дайсон (Esther Dyson), Vint Cerf (Винт Серф), Майк Робертс (Mike Roberts) и Стив Крокер (Steve Crocker), которые возглавляли ICANN в важные для нее моменты, а также благодаря усилиям множества других людей, которые выполняли трудную работу по формированию организации. Их было так много, что невозможно назвать все имена.

Политические и технические разногласия, грозившие задушить или даже разрушить интернет на заре его существования в конце 1990-х годов, не сделали этого. Интернет жив и здоров.

Сегодня его используют миллиарды людей. Он адаптирован под несметное число языков и алфавитов. Он поддерживает технологию Wi-Fi, мобильные устройства, различные приложения и интернет вещей. Несмотря на невообразимые объемы данных и небывало большое количество адресов и доменных имен, вы нигде не найдете новостей о нарушении нормальной работы интернета из-за технических или правовых проблем.

Хотя обязательно нужно решить серьезные вопросы, связанные с конфиденциальностью, безопасностью и равноправием, нет сомнений в том, что интернет изменил в лучшую сторону мировую практику общения и ведения бизнеса. Темпы роста интернет-экономики уже более двадцати лет в десять раз превышают темпы роста традиционной экономики.

Я поздравляю всех, кто внес свой вклад в успех ICANN за последнее двадцатилетие, и тех, кто сотрудничает с ICANN сегодня, кто обеспечит ее успех в течение двух следующих десятилетий.

Ira Magaziner